posts‎ > ‎Text-Blog‎ > ‎Публикации‎ > ‎

Евангелизация, Евангелие и Покаяние

posted May 7, 2017, 6:44 AM by Andrey M.   [ updated Nov 24, 2017, 7:00 PM ]
В статье «Христос: Свет? Мысль? Дар? Чувство?» пришлось упомянуть о проблемах духовного возрождения среди протестантов. То есть практики массовых покаяний на евангелизационных мероприятиях при недостаточном понимании Евангелия кающимися. Как результат, поверхоностного покаяния с последующей воцерковленностью без плода истинного покаяния как результата духовного возрождения с изменённым мышлением. Ниже две статьи, описывающие детали данной проблемы на практике разных авторов.



Когда я пришел в церковь двадцать лет назад, период массовых евангелизаций был в самом разгаре. В наших краях гремели Волга-92, Возрождение-94 и многие другие крупные миссии. Регулярно проводились евангелизации в школах (тогда это еще можно было делать), тюрьмах, на улицах. И неизменным элементом этих мероприятий был массовый призыв к людям выйти вперед для покаяния перед Богом.

В те годы я воспринимал это как нечто само собой разумеющееся – в конце концов, будучи еще подростком, я был таким образом научен. Более того, иногда подобная практика мне казалась просто прекрасной. Достаточно представить бойкие реки людей, текущие по проходам и собирающиеся в центре стадиона в огромное озеро – живое и колыхающееся, – чтобы понять, какая радость и какое умиление охватывали душу при этом зрелище. Ведь все эти люди искренно взывали к моему любимому Господу Христу! Они признавали Его главенство и свидетельствовали о Его высшей ценности. Они расставались с грузом прежних грехов и принимали решение отныне и навсегда служить Богу. По крайней мере, так мне тогда казалось.

Однако прошли беспокойные 90-е, по отчетам всевозможных христианских миссий вся Россия уже чуть ли не дважды покаялась, а народ наш более христианским не стал. Наполняемость церквей перестала расти и даже пошла на спад. Статистические подсчеты показали, что из всех выходящих на покаяние в церквях остаются максимум 3%. Впрочем, и эта цифра мне кажется весьма и весьма завышенной. Скорее, 0,3%.

В чем же проблема? Одна из главных проблем, на мой взгляд, заключается в неправильном понимании покаяния. В XIX – XX вв. покаяние в протестантских церквях стали прочно связывать с произнесением молитвы кающегося грешника – «Господи, прости меня, грешного!» Поэтому большинство массовых евангелизационных мероприятий было нацелено на то, чтобы эту молитву выцедить из как можно большего количества уст. В конце концов, если от этого напрямую зависит спасение души и если это несет людям благо, то нужно постараться сделать все возможное, чтобы этого добиться, не правда ли?

Поэтому пускали в ход разнообразные средства, которые мягко подготавливали человека к тому, чтобы он смог переступить психологический барьер, выйти вперед к кафедре и произнести подобную молитву. Мне доводилось слышать лекции по евангелизационным проповедям, на которых опытные благовестники учили, что большинство людей вряд ли откликнутся на первый призыв. Их надо подготовить: в начале призывной проповеди упомянуть, что в конце будет совершаться молитва покаяния. В середине еще раз повторить, что у людей будет возможность в конце помолиться. Потом, наконец, сделать призыв. Тогда людям будет легче принять решение пройти к кафедре для молитвы.

Или вот еще одна тактика, нацеленная на то, чтобы вывести к кафедре как можно большее количество кающихся грешников. В конце призывной проповеди просят поднять руки тех, кто хочет обратиться ко Христу, чтобы проповедник за них помолился. Совершается молитва за этих людей. Потом проповедник объявляет: «Те, кто поднимал руки, пусть пройдут к кафедре, и мы совершим молитву покаяния». Опять же, когда человек уже перед этим поднял руку, ему легче сделать следующий шаг и пройти вперед. Чтобы преодолеть нерешимость колеблющихся, проповедник нередко дает дополнительное время и назначает пение какого-нибудь проникновенного госпела: «Кротко и нежно Иисус призывает» или «У двери Я твоей стою» и т. п.

В принципе, мы все понимаем, что человек может покаяться и на своем месте – география значения не имеет. И со своего места он может подойти к душепопечителям, если захочет. Это мы тоже понимаем. Поэтому всё вышеописанное есть, по сути, психологические приемы, направленные на то, чтобы как можно больше людей могли выйти для совершения молитвы покаяния. В применении подобных методов некоторые проповедники (к счастью, не все) способны переступить все мыслимые и немыслимые границы манипуляции. К примеру, известный благовестник XIX в. Чарльз Финней использовал такой подход. Он говорил людям: «Я хочу узнать, что у вас на сердце. Пусть те из вас, кто решился стать христианином, кто дал себе обещание примириться с Богом немедленно, встанут. Напротив, те из вас, кто твердо решил, что вы не собираетесь становиться христианами, и вы хотите, чтобы я это понял и чтобы это понял Христос, оставайтесь на своих местах». Неудивительно, что после подобных призывов вперед выходили чуть ли не все присутствующие.

«В чем же проблема?» – еще раз зададим этот вопрос. Проблема в том, что произнесение слов «прости меня, грешника» и покаяние – отнюдь не одно и то же. С библейской точки зрения, покаяние (греч. метаноя) – это прежде всего перемена мышления. Это когда человек начинает совершенно иначе мыслить о Боге, о грехе, о своей жизни и т.д. Как говорил Павел о покаянии фессалоникийцев: «…как вы обратились к Богу от идолов, чтобы служить Богу живому и истинному и ожидать с небес Сына Его…» (1 Фес. 1:9-10). Покаяние – это не столько слова, сколько вера. Поэтому оно совершается не устами, а сердцем. Человек может сотню раз произнести «прости меня, грешника», ни разу при этом не покаявшись. И уж тем более молитва, повторенная за проповедником, едва ли когда-либо может считаться настоящим покаянием. Если человек действительно понял христианское благовествование и поверил в него, то он точно будет знать, что сказать Богу, – без диктовки со стороны.

Как только что было отмечено, покаяние неразрывно связано с пониманием Евангелия, то есть библейской вести о спасении. Именно через веру в благовествование Христово происходит спасение, как утверждает апостол Павел: «Напоминаю вам, братия, Евангелие, которое я благовествовал вам, которое вы и приняли, в котором и утвердились, которым и спасаетесь…» (1 Кор. 15:1-2). Возможно, новообращенный человек не совсем точно с богословской точки зрения объяснит учение о спасении. Возможно, он будет использовать не совсем правильные термины. Однако, если он уверовал, то в его сердце уже живет осознание собственной порочности и полное упование на жертву Иисуса Христа за наши грехи, которой нам даровано оправдание перед Отцом. Возможно, новообращенному понадобится помощь в формулировке доктрин Евангелия, однако он точно не может артикулировать лжеевангелие, выражая надежду на свои дела или на иных «спасителей» в других религиях.

Эти вещи я в теории начал понимать уже давно. (Для человека моего не очень большого возраста «давно» – это несколько лет назад.) Однако недавно мне удалось убедиться в этом на собственном опыте. Я побывал на евангелизационной проповеди, после которой много людей вышли вперед и повторили за проповедником молитву покаяния. Затем вышедших вперед людей попросили подойти к служителям, чтобы те объяснили им дальнейшие шаги. Мне удалось по очереди поговорить с двумя людьми, откликнувшимися на проповедь. Каждому из них я задавал вопрос: «Если бы вы сегодня предстали перед Богом, как вы думаете, куда бы Он вас отправил: в рай или ад?» Не получив конкретного ответа, я спрашивал: «А вообще, как вы думаете, что нужно для того, чтобы спастись?» Поразительно, но в обоих случаях люди, произносившие молитву покаяния, сказали: «Нужно стараться соблюдать заповеди и не грешить». Вслед за этим я спрашивал: «А как вы думаете, у вас получится соблюдать заповеди и не грешить?» – и показывал такие тексты Писания, как:

  • «Нет человека праведного на земле, который делал бы добро и не грешил бы…» (Еккл. 7:20).
  • «Кто соблюдает весь закон и согрешит в одном чем-нибудь, тот становится виновным во всем» (Иак. 2:10).

Дальнейшая беседа все больше и больше заходила в тупик, и оба человека не могли сказать, во что же они верят. Тогда я переходил к объяснению Евангелия на основании Ефесянам 2:1-10, Римлянам 1:17-18 или 1 Коринфянам 15:1-5. И люди начинали что-то понимать, хотя было видно, что пока что они еще не верят в эти истины всем сердцем. И это естественно, ведь для осмысления Евангелия и для подлинного покаяния нужно время.

Еще более показателен случай, о котором мне поведал мой друг. Он тоже беседовал с одним из «покаявшихся» во время той же самой призывной проповеди. Так вот, этот человек тоже не понимал Евангелия. А когда библейская весть о спасении была ему объяснена, он сказал ясно и просто: «А, так в это я не верю! Я пойду еще в другие религии схожу, посмотрю, а потом уже решу, где истина». Вот такое вот «покаяние». А он выходил вперед и повторял молитву кающегося грешника!

Из всего вышесказанного я делаю следующие выводы.

  • Как во время призывной проповеди, так и в личных беседах с людьми очень важно делать акцент на объяснении Евангелия, то есть библейского пути спасения. Это объяснение должно включать в себя такие истины, как греховность человека и вечное наказание за грех, божественность Христа и Его смерть за наши грехи, полное освобождение от ада для всех верующих во Христа, необходимость отвернуться от греха и повиноваться Христу во всем как своему Господину. После вашего объяснения человек должен понять Евангелие в достаточной мере, чтобы впоследствии (возможно, не сразу) он мог его либо принять, либо отвергнуть. «Ибо мы Христово благоухание Богу в спасаемых и в погибающих: для одних запах смертоносный на смерть, а для других запах живительный на жизнь» (2 Кор. 2:16). К сожалению, зачастую так называемые «евангелизационные» проповеди содержат так мало от Благой Вести, что они не являются ни запахом живительным для одних, ни запахом смертоносным для других: человек не может ни принять, ни отвергнуть благовествование, поскольку просто не познакомился с ним в достаточной мере.Когда я в прошлом бывал на обучениях во время подготовки к разного рода евангелизациям, личную беседу с покаявшимися обычно называли душепопечением. Однако на самом деле в описанных выше случаях именно личная беседа была евангелизацией. И эта евангелизация приводила к самому главному результату: человек понимал Евангелие и имел возможность на него откликнуться.
  • Помимо объяснения Евангелия, нужно говорить, какие пути спасения Библия отвергает как неправильные. Поскольку люди часто путают Евангелие с   какими-то иными, человеческими подходами, им нужно ясно показать разницу. В частности, нужно объяснить, что человек не может спастись путем совершения добрых дел. Он не может спастись путем участия в ритуалах и обрядах. Его не спасет также старание не нарушать заповеди. Всего этого никогда не окажется достаточно перед лицом Божьего суда. Спасает лишь совершенная жертва, принесенная богочеловеком Иисусом Христом.
  • Призыв попросить прощения за грехи – это лишь часть правды, но еще не Евангелие. Человек может просить прощения за свои грехи с самыми разными убеждениями и самой разной верой. Он может верить, что спасается добрыми делами, но раскаяться в грехах тоже не помешает. Или он может верить, что раскаяние принесет ему катарсис – психическое освобождение. Или он может верить, что раскаяние поможет ему накопить чуть больше нетварных энергий. Или, или, или… Но все это будет предельно далеко от спасительной веры в обетования Христа. Чтобы раскаяться перед Богом с правильной верой и правильными мотивами, человек должен услышать подробное и полное объяснение Благой Вести.

В заключение уместно процитировать слова известного богослова и проповедника XVII в. Томаса Уотсона: «…одно дело быть напуганным грешником, а другое – быть кающимся грешником. Чувства вины достаточно для порождения страха, [но лишь] влияние благодати порождает покаяние» (Ватсон, Т. Доктрина покаяния. Б. м.: Dutch Reformed Tract Society, 2003. С. 14).

~Алексей Прокопенко

Первоисточник: http://www.propovedi.ru     Скачать PDF



Алтарный призыв это приглашение, звучащее от проповедника, выйти вперед в знак признания своего решения следовать за Христом. Многие считают Чарльза Финнея (1792-1875) основателем этой практики, даже несмотря на то, что ранние методисты пользовались таким же точно подходом, известным как «скамья скорбящих».

Я имел привилегию работать в сфере крупных стадионных мероприятий, в которых мною использовался алтарный призыв так же, как и множество других призывов выйти вперед, преимущественно в ранние годы моего служения.

Позвольте мне сперва сказать, что всякий раз, когда мы предлагаем человеку обратиться к Богу — это хорошо. Но в нашем стремлении «привлечь людей в Царство» мы подвергаемся риску предложить им ложную уверенность. Сегодня это весьма реальная опасность в церквях. Многие выходят в ответ на призыв, но меняются ли они? Часто это всего лишь отношение типа «Иисус, я даю тебе шанс», а не сокрушенное сердце, ищущее Спасителя — американское евангелие против евангелия истинного.

Успешных, искренних обращений на массовых евангелизациях — всего от 5% до 15%. Некоторые возразят, «но семена же посажены!» Да, семена посажены, но что это за семена: семена спасения, или ложной уверенности? Я глубоко уважаю таких людей, как Билли Грэм и Грег Лори, а также массовые евангелизации, на которых тысячи людей услышали Евангелие. Я бы хотел, чтобы их происходило больше. Я не возражаю против такого вида служения. Я возражаю против «огульного» подхода к алтарному призыву.

Искренняя вера производит добрый плод, тем не менее мы убеждаем людей в спасении без плодов. Стоит лишь произнести молитву или поднять руку — и нет проблем с Богом. Но Библия говорит нечто иное. Библейское покаяние включает в себя отвращение от греха и обращение к Богу — это условие для сердца, приносящего плоды.

В Деян. 3:19, мы читаем, что новообращенные не просто молились и «пробовали» Иисуса, они видели свою нужду в спасителе: «Покайтесь и обратитесь, чтобы загладились грехи ваши…»  Состояние нашего сердца (а не молитва, поднятая рука, или шаг вперед) обеспечивает наше искупление — осознаем ли мы грех и каемся, или произвольно продолжаем прежний, до-спасенный курс?

К сожалению, только пережив опыт искреннего покаяния многие осознали, что они никогда не были спасены вначале — у них была религия, а не отношения; они произнесли молитву, но сердце их не изменилось. Тит. 1:16, Иак. 2:14 заключают, что многие люди лишь «говорят», что знают Бога, но отрицают его своим образом жизни.

Множество раз, когда я консультировал людей на счет их нужды в Спасителе, я слышал следующее: «О, я уже делал это. Я хороший». Мой вопрос: «Делал что?» Истинное покаяние производит чистый плод: преображенная жизнь, любовь к Богу и Его Слову, искреннее смирение, беззаветная любовь, искреннее покаяние и так далее.

Конечно, речь идет не о совершенстве, а о направлении. Ваше сердце направлено к Богу, или к миру? «Не любите мира, ни того, что в мире. Кто любит мир в том нет любви отчей.» (1Иоан 2:15)

К сожалению, мы делаем наше поколение нечувствительным к Евангелию, предлагая ложную уверенность. Я предложу пример, потому что это — распространенный случай. Некоторое время назад некто поднял руку в знак ответа на призыв. После служения я спросил, не желает ли он креститься. Он ответил: «Я не готов для этого. Я не хочу воспринимать это так серьезно.» Я обнаружил позже, что он продолжал весьма разрушительный образ жизни и говорил другим, что не готов его менять.

Ясно, что не произошло изменений в сердце этого человека. Его поднятие руки было суеверным ответом и формой самоуспокоения (я не желаю идти в ад). В таких случаях побуждением для многих скорее является то, что они желают получить (небеса), чем то, что они хотели бы оставить (грех).

Я вовсе не против алтарных призывов. Предоставление драгоценным душам возможности покаяться вполне отвечает Библии, и я определенно не против того, чтобы молиться молитвой покаяния. Но я против эмоциональных и половинчатых решений.

Все мы грешим и не достигаем, но искреннее покаяние производит сокрушенное и смиренное сердце (чистый плод). Иоанн Креститель призывал всех «сотворить достойные плоды покаяния» по этой же причине. (Лук. 3:8)

Консультируя людей, которые испытывают недостаток в плодах покаяния, я пытаюсь вернуться не к молитве, которой они молились, но к покаянию… произошло ли оно? Молитва без покаяния — как машина без двигателя. Она может замечательно выглядеть, но никуда не поедет.

Прошу, не поймите меня неправильно: изменение — это процесс длиной в жизнь с множеством отступлений; грешники грешат, но должен быть какой-то показатель, что жизнь человека изменена Евангелием. Иисус сказал, «По плодам их узнаете их» (Мат. 7:16).

Когда звучит алтарный призыв, мы должны объяснять подлинное покаяние в свете смерти для себя, обращения от греха, и исповедания Христа Спасителем и Господом. Наша работа не в том, чтобы смягчать Евангелие и рапортовать растущие цифры обращений, впечатляя людей, но наша работа в том, чтобы с любовью и смелостью проповедовать Евангелие во всей его полноте. В то время, как существует гибкость и свобода в том, как мы представляем Евангелие, мы должны быть кристально чисты, объясняя, что спасение есть сверхъестественный акт Бога, производящий перемены. А. В. Тозер хорошо сказал «изменение, а не время, превращает глупцов в мудрецов, а грешников в святых.»

Первоисточник: ieshua.org
Автор: Shane Idleman / christianpost.com
Перевод: Владислав Лежайский для ieshua.org